Контакты | Реклама | Подписка
Начало > Эко новости > Об аварии 1957 года на химкобинате "Маяк" в СССР объявили только спустя 32 года

Новости экологии

Об аварии 1957 года на химкобинате "Маяк" в СССР объявили только спустя 32 года

Опубликовано: 26/04/2011 15:46 / 👁 5436 / Поделиться:
Сегодня, 26 апреля, в мире отмечают День памяти жертв радиационных аварий и катастроф. Эта дата связана с годовщиной аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Напомним, что в истории Челябинской области был свой "Чернобыль", случившийся гораздо раньше - авария на химкобинате "Маяк" 1957 года. Р. Теча. Фото: http://piter.indymedia.org
Сегодня, 26 апреля, в мире отмечают День памяти жертв радиационных аварий и катастроф. Эта дата связана с годовщиной аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Напомним, что в истории Челябинской области был свой "Чернобыль", случившийся гораздо раньше - авария на химкобинате "Маяк" 1957 года.

Как передает корреспондент "Нового Региона", несмотря на масштаб катастрофы, получившей второе название "кыштымской трагедии", в течение длительного времени в Советском Союзе о ней ничего не сообщалось. По словам заведующего кафедрой истории Челябинской государственной академии культуры и искусств Виталия Толстикова, западным аналитико-разведывательным службам о случившемся стало известно достаточно скоро. До общественности информация дошла только через полгода.

Первой об аварии в СССР 13 апреля 1958 года сообщила газета "Берлингске Туденде". Но это сообщение оказалось неточным. В нём утверждалось, что произошла какая-то авария во время советских ядерных испытаний в марте 1958 года. Природа аварии не была известной, но она, как сообщалось в датской газете, вызвала радиоактивные выпадения в СССР и близлежащих государствах. Позже в докладе Национальной лаборатории США появилось предположение, что в Советском Союзе произошёл ядерный взрыв во время больших военных учений.

Только, спустя 19 лет, в 1976 году, известный советский диссидент, учёный-биолог Жорес Медведев сделал первое краткое сообщение об аварии в английском журнале "Нью Сайентист". Несмотря на бурный резонанс западной общественности, большинство читателей не поверили в возможность подобной аварии. Многие западные эксперты заявили, что взрыв хранилища радиоактивных элементов невозможен, хотя при этом признавали, что после какого-то ядерного инцидента значительная часть территории Урала, действительно, стала загрязнённой радионуклидами. В 1979 году в США выходит книга Медведева под названием "Ядерная катастрофа на Урале", в которой приводились некоторые подлинные факты, касающиеся аварии 1957 года. А в 1980 году вышла в свет статья американских ученых из атомного центра Ок-Риджа под названием "Анализ ядерной аварии в СССР в 1957 - 1958 годах и её причины". Авторы признавали факт радиоактивной катастрофы в СССР. Причём в своих анализах ученые не скрывали, что первоначальные доказательства получили из рассекреченной информации, хранящейся в анналах ЦРУ.

В самом же Советском Союзе информацию о взрыве на химкомбинате "Маяк" впервые официально подтвердили только в июле 1989 года на сессии Верховного Совета СССР. В ноябре 1989 года международная научная общественность была ознакомлена с данными о причинах, характеристиках, радиоэкологических последствиях аварии на симпозиуме Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). На этом симпозиуме с основными докладами об аварии выступали специалисты и учёные с химкомбината "Маяк". После того, как завеса секретности с аварии была снята, на общественность обрушился шквал информации о событиях 1957 года. При этом многие сведения были неточными. В Книге рекордов Гинесса в разделе "Наиболее тяжёлые аварии и катастрофы" об кыштымской трагедий сказано: "Авария с ядерными отходами: выброс плутониевых отходов. Кыштым, СССР, приблизительно - декабрь 1957 года. Число погибших много, но не раскрыто".

Отметим, что в своих материалах ученый Жорес Медведев неоднократно утверждал, что по его расчетам, во время аварии на "Маяке" должны быть сотни погибших. Исследователь ссылается на свидетелей, рассказывающих о том, что видели больницы, заполненные "очень тяжёлыми" пациентами, у которых сходила кожа. Между тем, как пишет в своем трактате челябинский доктор наук Виталий Толстиков, информация о масштабах катастрофы и ее последствиях долгие годы подавалась в искаженном либо преувеличенном виде.

Как следует из его работы, 29 сентября 1957 года в 16 часов 22 минуты по местному времени на химкомбинате "Маяк", расположенного в закрытом городе Челябинск-40 (нынешний Озерск) взорвалась одна из ёмкостей, так называемая банка N14 комплекса С-3, в которой хранились высокоактивные отходы. Взрыв полностью разрушил банку из нержавеющей стали, содержавшую 70-80 тонн жидких радиоактивных отходов. Эта ёмкость находилась в бетонном каньоне на глубине 8,2 метра, толщина перекрытия стен которого составляла около метра. Бетонная плита - перекрытие каньона весом в 160 тонн была сорвана взрывом и отброшена на 7 метров.

Во взорвавшейся ёмкости содержалось 20 миллионов кюри радиоактивности, обусловленной стронцием-90, цезием-137, церием-144, цирконием-9, ниобием-95, рутением-106. 10% радиоактивности было поднято в воздух на высоту до одного километра. Остальная часть отходов, 18 миллионов кюри, выброшенных из ёмкости, осталась на промышленной площадке. В зону радиоактивного поражения попали реакторные заводы, новый строящийся радиохимический завод, завод по производству радиоизотопов, пожарная часть, военные городки и лагерь заключённых.

2 миллиона кюри радиоактивности, подхваченные сильным юго-западным ветром, разнесло по лесам, озёрам, полям на площади более 20 тысяч квадратных Челябинской, Свердловской и Тюменской областей. Позже зараженная территория получила название Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС).

На этой площади почти в 23 тысячи квадратных километров в 1957 году проживало 270 тысяч человек, из них почти 10 тысяч оказались на территории с высокой плотностью загрязнения - это были жители Челябинской области.

На третий день после взрыва из Москвы в Челябинскую область прибыла комиссия, созданная Министерством среднего машиностроения во главе с министром Ефимом Славским. Вся служебная переписка, постановления комиссии об аварии 1957 года имели гриф "секретно" и "совершенно секретно", даже по вопросам, касающимся здоровья людей. "В действиях комиссии отчетливо прослеживалась линия на то, чтобы скрыть сам факт аварии, ее масштабы и последствия от общественности, средств массовой информации", - следует из доклада.

11 октября 1957 года создается специальная техническая комиссия по установлению причин взрыва емкости с радиоактивными отходами. Как отмечалось в "карательном" приказе по Минсредмашу от 1 ноября 1957 года, "изучение причин взрыва емкости с радиоактивными отходами показало, что эксплуатация ее осуществлялась неудовлетворительно. Утвержденный главным инженером комбината регламент охлаждения банок комплекса грубо нарушался начальником цеха". В докладной записке в адрес ЦК КПСС министр Славский также сообщал: "Расследуя на месте причины взрыва, комиссия считает, что главными виновниками этого происшествия являются начальник радиохимического завода т. Пащенко и главный инженер этого завода т. Ермолаев, допустившие грубые нарушения технологического регламента эксплуатации хранилищ радиоактивных растворов, директор комбината т. Демьянович и главный инженер этого комбината т. Мишенков, которые знали об этих нарушениях и не принимали мер к строгому соблюдению имеющихся 10 инструкции по эксплуатации хранилищ".

Последние новости

Популярные новости