Контакты | Реклама | Подписка
Начало > Эко новости > Газ, мусор, свежий воздух. Главный эколог Госдумы — о чистоте и загрязнении

Газ, мусор, свежий воздух. Главный эколог Госдумы — о чистоте и загрязнении

Опубликовано: 19/01/2023 09:12 / 👁 522 / Источник / Поделиться:
Глава комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Дмитрий Кобылкин — о «зеленой энергетике», парниковых газах и о том, чем Россия и весь мир будут дышать в XXI веке. Дмитрий Кобылкин. Фото: Аппарат комитета Госдумы по по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды. Дмитрий Кобылкин. Фото: Аппарат комитета Госдумы по по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды.

Энергопереход: туда и обратно

В последние несколько лет европейские государства активно внедряли в жизнь «зеленую повестку». Так называют отказ от углеводородного топлива в пользу возобновляемых источников энергии. На языке профессионалов это явление получило определение «четвертого энергетического перехода». Первый переход — от дров к углю — произошел в первой половине XIX в., второй — от угля к нефти — случился в начале XX в. Третий энергопереход имел место вскоре после второго и был ознаменован расширением использования газа. Четвертый переход от «голубого топлива» к использованию энергии ветра, солнца, приливов, биотоплива и прочих возобновляемых источников энергии (ВИЭ) начался буквально на наших глазах. Однако не исключено, что на наших же глазах энергетические переходы повернут вспять. По крайней мере, после отказа ряда стран Европы от поставок российского газа там стали всерьез задумываться о возврате к… каменному углю! Таким образом, вместо четвертого энергоперехода есть шанс возвращения ко временам хорошо забытого первого.

О том, какова в России ситуация с энергетическими переходами, чего ждать от отечественного рынка углеводородов, как продвигается «мусорная» реформа, в интервью аналитическому изданию «Чистое будущее» рассказал глава комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Дмитрий Кобылкин.

Здравствуй, уголь!

— Еще недавно вся Европа буквально кричала о переходе на ВИЭ. Сейчас полиция разгоняет протесты против возврата к угольной генерации. Насколько в текущей макроэкономической ситуации актуален отказ от традиционных углеводородов?

— Ни одна страна сегодня не отказалась от углеводородов. Некоторые европейские государства российскую продукцию заменили американской, другие — увеличили добычу угля, пересмотрели отношение к атомной энергии. Еще летом Европарламент признал газ экологически чистым топливом, по крайней мере, на время энергоперехода.

Параллельно вкладываются средства в развитие альтернативной энергетики. Но это не быстрый процесс, и просто так природные ресурсы «выключить» не получится. В ряде стран уже начались народные протесты против роста цен на энергоносители. На сколько хватит запасов и терпения у людей? Вопросов много, но повестка «устойчивого развития» (термин, означающий экологически рациональное потребление ресурсов — АиФ) сохраняется, в том числе и в России. Более того, ведется активная работа в ряде отраслей по развитию новых проектов — это атомная и водородная энергетика. Технологии развиваются, и останавливаться нельзя.

Как торговать выбросами?

— В российском законодательстве не так давно появилось понятие «углеродных единиц». Так называются выброшенные в атмосферу тем или иным предприятием парниковые газы. Кто больше засоряет атмосферу, тот платит больше налогов, и наоборот. Углеродными единицами можно торговать. В конце прошлого года появились первые сделки. В частности, компания «Роснефть» и Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ) договорились о сотрудничестве в сфере биржевой торговли углеродными единицами, полученными от реализации проектов по снижению выбросов парниковых газов. Каковы перспективы этого рынка и какую выгоду может получить от этой торговли Россия на мировых площадках?

— Торговля углеродными единицами пилотно запустилась в некоторых странах. Необходимо понимать, что это не столько борьба с изменением климата, сколько способ зарабатывания средств, в том числе для дальнейших инвестиций. По оценкам «ВТБ Капитала», к 2025 году оборот на этом рынке может достичь 100-300 миллионов долларов, а к 2030 году — 1,5-3 миллиарда. Соответственно, и ограничения на продукцию тоже будут налагаться. Плати или уходи с рынка — в этом их суть. Процесс будет продолжаться. Поэтому в России важно выстроить свою систему, развивать климатические проекты, а также найти механизмы взаимодействия с другими странами.

— Недавно в первом чтении был принят законопроект о системах автоматического мониторинга выбросов, который также простимулирует производство систем автомониторинга. Ожидается, что к 2029 году ими должны быть оснащены 6 тыс. предприятий. Насколько, по вашему мнению, этот механизм эффективен и как он улучшит качество воздуха?

— В конце 2022 года законопроект принят в первом чтении, ведется его доработка ко второму. Для того чтобы принимать взвешенные решения, важно понимать реальную картину. Сегодня мы ориентируемся на государственную систему Росгидрометцентра и мобильные лаборатории: они дают общую картину. Однако, чтобы лечить пациента, нужно знать, что конкретно болит. Поэтому оснащение предприятий автоматическими приборами — ключевая задача в вопросе улучшения качества атмосферного воздуха. Другое дело, что у отечественной промышленности на данный момент недостаточно мощностей для того, чтобы покрыть потребности объектов квотирования. У двух основных российских заводов совместная производительность на двоих составляет 100 систем в год. Но и потребности в больших объемах раньше не было. Ответственные ведомства уверяют, что с этой задачей справятся к положенному сроку.

Согласно законопроекту, до конца 2025 г. должны быть оснащены приборами предприятия в 12 городах, еще 29 городов — до 15 марта 2027 г. Цели амбициозные, но сдвигать сроки нельзя — необходимо обеспечить заказ предприятиям и приступить к исполнению. Конечно, компании волнуются, и мы обсуждаем с ними эти вопросы при подготовке законопроекта ко второму чтению. Постараемся найти выверенное решение.

— Какие еще инструменты могут быть внедрены для защиты окружающей среды? Планируете ли выступать с новыми инициативами?

— Сейчас в Комитете идет активная работа по доработке законопроектов ко второму чтению. Это касается вопросов аренды лесов для приоритетных проектов, проведения экологической экспертизы, повышения ответственности организаций за загрязнение окружающей среды. На повестке еще два законопроекта: о мониторинге вечной мерзлоты и о создании государственной информационной системы состояния окружающей среды. В весеннюю сессию есть предложение провести парламентские слушания по сохранению водных объектов. Также на весну перенесен правительственный час с вице-премьером Викторией Абрамченко, на котором будем обсуждать ход «мусорной реформы» и выполнение национальных целей, поставленных президентом.

Реформа мусора

— Недавно истек четырехлетний срок «мусорной реформы», отведенный на использование площадок временного размещения твердых коммунальных отходов. Правительство продлило период еще на три года, однако Комитет считает, что это не принесет ожидаемых результатов. Есть ли, по вашему мнению, проблемы с эффективной реализацией «мусорной реформы»? Требуются ли какие-то новые меры?

— Проблема действительно существует. Мы этот вопрос ставили перед Минприроды еще в весеннюю сессию, предлагая разные варианты решений. Правительство внесло в антикризисный законопроект о корпоративных отношениях поправки о продлении сроков эксплуатации объектов утилизации твердых коммунальных отходов (ТКО) без документации еще на три года. Сейчас в 21 регионе сложилась патовая ситуация: если срок не продлить — мусор будет некуда возить, если продлить — объемы размещений отходов будут увеличиваться. В среднем уровень захоронения и накопления отходов в регионах превышает 90%. Задача, которую поставил глава государства — создать инфраструктуру для переработки. Не везде она решается. Более того, в 18 регионах есть риски, что и к 1 января 2026 г. объекты могут не появиться. Это простая математика: нет выделенных земельных участков, нет проектно-сметной документации и непонятны источники финансирования. Под контролем федерального центра и при его участии необходимо решать эту задачу, в противном случае мы будем еще очень долго рекультивировать свалки.

— В целом, как, по вашему мнению, проходит реализация «мусорной реформы»? В частности, в бюджет 2023-2025 годы планируется внести поправки, которые предусмотрят дополнительные средства на ликвидацию свалок и объектов накопленного вреда. Почему потребовались эти меры? Мы не успеваем ликвидировать заявленные объемы?

— Оценивать «мусорную реформу» должны люди. Перед парламентскими слушаниями «О ходе реформы обращения с отходами», которые прошли в конце сентября, мы провели опрос среди населения. Большинство высказывает недовольно состоянием контейнерных площадок. И, конечно, свалки беспокоят людей, потому что это негативно влияет на состояние окружающей среды и привлекает диких животных. Поэтому наводим порядок, исходя из тех бюджетных возможностей, которые сегодня имеются.

Кто портит воздух?

— Как вы считаете, насколько удачно реализуется проект «Чистый воздух» и что мешает его успешной реализации, если такие причины имеются? С какими проблемами в этом вопросе приходится сталкиваться и как можно их решить?

— По данным Генпрокуратуры, за 9 месяцев прошедшего года в сфере охраны атмосферного воздуха обнаружено более 14 тысяч нарушений. Эти цифры были озвучены на парламентских слушаниях. Более 90% из них допущены промышленными предприятиями. Законопроект о приборах учета выбросов, о котором мы говорили в начале, как раз направлен на диагностику ситуации. «Чистый воздух» — самый сложный проект в рамках нацпроекта «Экология». Потому что здесь много участников, источников выбросов, расходов, санкционных ограничений, длительности процессов модернизации. Например, даже газификация городов на сегодняшний день не везде возможна. Есть проблема неучтенных загрязнителей — это «серые» предприятия, оказывающие негативное влияние на экологию городов, в том числе на качество атмосферного воздуха. Но органы надзора часто не в состоянии наказать виновных и пресечь нарушения — для начала надо найти и установить собственников таких предприятий. И эта проблема характерна не только для Омска, где тревогу забили экологи-общественники. В других городах проекта «Чистый воздух» также есть «нелегальщики», которые зарабатывают деньги и абсолютно не заботятся о последствиях. Так, в Череповце в результате обследования при поддержке губернатора и мэра города было выявлено более 90 не состоящих на учете объектов, осуществляющих выбросы в атмосферу.

Необходимо организовать мониторинг состояния атмосферного воздуха, запустить процесс компенсационного лесовосстановления: соответствующий закон принят, но заложенный в нем механизм сегодня не используется в достаточной мере. Важно установить административную и финансовую ответственность за недостижение или несвоевременное достижение установленных квот выбросов.

Последние новости

Популярные новости