Контакты | Реклама | Подписка
Начало > Эко новости > Виноват ли дзерен?

Виноват ли дзерен?

Опубликовано: 13/02/2013 16:18 / 👁 811 / Поделиться:
Очень часто по незнанию обвиняют диких животных в каких-то своих бедах. Все чаще наговоры, враждебное отношение возникает по отношению к дзеренам - степным антилопам, живущим в южных районах Забайкальского края. Дзерены приходят, и сотни тысяч лет приходили в наши степи на зимовку с территории нынешней Монголии. Более четырех тысяч из них живет у нас постоянно. И вот мы слышим: "дзерены приносят к нам заразу", "за дзеренами к нам приходят волки", "дзерены выедают траву, лишая наших овец кормов" или "они вонючие, после них скот не пасется". За стадами дзеренов не приходят стаи волков из Монголии, как это кажется многим. За стадами дзеренов не приходят стаи волков из Монголии, как это кажется многим.

Эта и подобная ей глупость испорченным телефоном распространяется по округе, превращаясь в еще большие небылицы.

Про "заразу". Особенно обидно, когда источником подобных слухов служат ветеринары - люди вполне квалифицированные, ведь их, как и врачей, раньше заочно профессии не обучали. От некоторых ветеринаров, начиная с 2001 года, когда в результате экстремальных погодных условий к нам впервые после долгого перерыва зашли многие тысячи дзеренов, уже начали звучать призывы то к полному их истреблению, как переносчика ящура, то отгораживанию России от Монголии глухими заборами, дабы препятствовать миграции к нам антилоп.

С тех пор прошло тринадцать лет. И нет ни одного явного случая заноса к нам ящура, связанного с дзеренами. Сильнейшая эпизоотия ящура в Монголии в 2001/2002 гг. среди КРС, после которой по всей северо-восточной Монголии лежали тысячи трупов скота, ничем неприятным для нас не закончилась. В разгар эпизоотии фронтом от Кыры до Забайкальска к нам зашло от 40 до 75 тысяч дзеренов, но в тогдашней Читинской области не заболела ни одна корова. Болели ли пришедшие дзерены? Болели. Из 10 отстрелянных для анализа особей у 9 были антитела к вирусу ящура, то есть, 90% дзеренов из десятков тысяч, распространившись по 10 административным районам области, могли быть потенциальным разносчиком болезней. Казалось бы, вероятность заболевания скота, пасущегося на одних пастбищах с больными антилопами, 100%. Но этого не случилось. А почему? Дзерены, что для них характерно, переболели в легкой форме, поскольку, как любые дикие животные, имеют мощный иммунитет к большинству инфекций. Очевидно, они либо не передают вирус скоту, что маловероятно, зная особенности распространения вируса ящура, либо передают вирус, ослабленный организмом дзерена, настолько, что он превращается, практически, в живую вакцину. При этом, если корова и заболевает, то болезнь, также как и у дзерена, проходит в легкой форме и по внешним признакам не диагностируется. Это гипотеза, но она подтверждена фактом - отсутствием на нашей территории в 2001-2002 гг. вспышек ящура. Однако, чтобы это предположение подтвердить или опровергнуть, нужны экспериментальные исследования.

Что интересно, несколько лет назад призывы к поголовному истреблению дзеренов после одной из эпизоотий ящура звучали и в Монголии. Это напоминает недавний призыв некоторых наших политиков силами армии и охотников отстреливать всех птиц, возвращающихся из южных стран. Чтобы птичий грипп к нам не пустить. Смешно? Нет, это грустно. Потому что глупость и безграмотность выходят на уровень страны. К счастью, в Монголии к подобным мерам тоже не прибегли. Экологи - со своей стороны, правительство - со своей пригласили две группы ведущих мировых специалистов по ящуру. И те, проанализировав имевшие место в Монголии вспышки и эпизоотии ящура, почти в унисон заявили примерно следующее: не дзерены разносят вирус по стране, а люди и транспорт; не скот заболевает от дзеренов в разгар эпизоотии, а дзерены от скота.

Кто кому, в таком случае, имеет право предъявлять претензии?

Наука пока определенно не может ответить на один вопрос - как, при каких условиях возникает первая вспышка инфекционного заболевания. Ведь вирусы и микробы, вызывающие опасные инфекционные заболевания, все время присутствуют в природе, порой десятилетиями, а то и столетиями не вызывая не только гибели животных-хозяев, но и их серьезного недомогания. Но вдруг они становятся патогенными, быстро размножаются в организме и передаются другим особям. Спрогнозировать место появления первой вспышки инфекции невозможно.

Однако ветеринары научилась эффективно бороться с распространением инфекции. В этой связи удивляет заявление о том, что вспышка ящура в селе Усть-Ималка весной 2011 г. произошла по вине дзеренов, мол, они занесли ее из Монголии. Да, за полгода до этого буквально в 20!!! км от Усть-Ималки была вспышка ящура на территории соседнего сомона Чулуунхорот. За 4-5 месяцев до вспышки инфекции в Усть-Ималке из Монголии на территорию устьималкинцев, где расположены личные подсобные хозяйства, пришли дзерены. Антилопы простояли вместе со скотом на одном пастбище 4-5 месяцев (а инфекция проявляется через семь дней после заражения), прежде, чем заболела первая корова. У дзеренов кровь не брали на анализ, поэтому неизвестно, болели ли они в тот год. Но если и болели? Итог, скорее, был бы как и в 2001 г.

Проникновение к нам активного патогенного вируса из очага инфекции в соседней Монголии могло происходить куда более правдоподобными способами - заносом птицами и зверями падальщиками (воронами, сороками, волками, лисицами) остатков тканей с трупов и шерсти погибшего КРС. Сам вирус мог быть принесен ветром, любыми птицами, пользующимися в качестве водопоя вместе с больным скотом немногими лужами в русле Ульдзы, протекающей через Эрэнцав. Наконец, скот частного хозяйства, расположенного в трех километрах от границы, мог сам принести инфекцию. Вопрос к ветеринарам - почему именно дзерен? Какие у вас доказательства? Разве вы не знаете десятков других более вероятных путей распространения ящура? Ничего не слышали о невероятных способах появления ящура на закрытых фермах Великобритании, Японии с многоуровневым карантином? Почему вы не анализируете ситуацию, не используете свои знания практической вирусологии, а прибегаете к глупому приему поиска "козла отпущения"? Зачем разжигаете неприязнь к дзеренам среди сельских жителей?

Вот еще более смешной факт некомпетентности некоторых ветеринаров. Оказывается, дзерен виновен в появлении у нас оспы овец. Об этом пишет газета "Земля" от 6 февраля 2013 г. в статье "Нам дзерен - друг, но КРС дороже": "ветеринары уверены, что вирус оспы занесли те же дзерены, потому что регистрация первого случая оспы, совпадает с началом их ранней миграции". Величайшая глупость. Во-первых, дзерен не болеет этой болезнью, даже домашние козы не заражаются оспой овец, у них свой вид оспы. Из диких копытных эту инфекцию, как писали в старых ветеринарных учебниках, разносят сайгаки (дальние родственники дзерена) и козероги. Однако современные исследования говорят: сайгак тоже оспой овец и коз не болеет и переносчиком быть не может. Во-вторых, дзерены-мигранты пришли из Монголии к Усть-Ималке, где произошла первая вспышка оспы овец, через полтора-два месяца после обнаружения болезни. Наконец, можно было бы зайти на сайт Россельхознадзора и узнать, что случаев вспышек оспы овец и коз на территории Монголии по данным Всемирной организации здравоохранения животных, в 2010, 2011 и 2012 гг. не было. Порой кажется, что у нас некоторые специалисты, стремясь к нездоровому популизму, целенаправленно опускаются до уровня слухов. Или преследуют иные, еще более неприглядные цели, распространяя недостоверную информацию? Например, - оправдать добычу (а вернее - убийство) краснокнижных видов.

Про волков. Здесь панические настроения и вовсе неуместны. За стадами дзеренов не приходят стаи волков из Монголии, как это кажется многим. У наших соседей уже несколько лет запрещена охота на волков, так как их почти всех выбили, а теперь пытаются охранять. Некому идти за стадами дзеренов. Но когда волки в Монголии еще были, то тоже не совсем так все происходило, как считается. По пути следования мигрирующих антилоп обычно расположены участки семей местных волков. Всех, идущих через их участки за дзеренами пришлых волков, а это обычно особи, не имеющие постоянных участков, не сформировавшие пару, годовалые или очень старые, - местные матерые волки прогоняют или убивают. Чем плотнее занята территория местными волками, а у нас сейчас их относительно много, тем сложнее двигаться за стадами копытных волкам-нерезидентам. Наоборот, с приходом дзеренов в приграничных районах края почти прекращается нападение и живущих здесь волков на скот. Это фиксируется уже много лет - с 2001-2002 гг. Очень часто стая хищников даже заготавливает про запас дзеренов, убивая и закапывая их в снег. Такие схроны этой зимой неоднократно находили в Цасучейском бору инспекторы Даурского заповедника.

Есть хорошо известная зоологам аксиома - волков не может быть больше, чем позволяет кормность территории и размеры семейных участков. В среднем семейные участки достаточно большие. Каждая матерая пара надежно его охраняет от пришлых волков. Волчица и вовсе нередко настойчиво преследует зашедшую на ее территорию чужую самку и убивает ее. Самец также прогоняет пришлых самцов и взматеревших сыновей. Если один, а тем более, оба матерых погибают, то их участок заселяют пришлые волки-нерезиденты и до того момента, пока сформируется резидентная пара, территория испытывает в два - два с половиной раза больший пресс от хищников. Поэтому очень неразумно стремиться добыть матерых - урон вашему хозяйству резко возрастет. Регулировать численность волков нужно взвешенно, самый верный способ - находить логово и изымать волчат, оставляя одного. Стремиться истребить всех волков в наших условиях - не только утопия, но и абсолютно недопустимое занятие. Обилие падали, которое будет только возрастать по мере роста численности скота, должно быть быстро утилизировано, а дикие копытные должны испытывать умеренный пресс хищника.

Основной пищевой конкурент волка, помимо человека, - лисица. Следовательно, меньше лисиц - меньше урон домашним животным от волков. У лисиц почти нет естественных врагов, поэтому главные регуляторы их численности - болезни, включая бешенство, и бескормица. Численность лисиц легче регулировать, так как они часто подходят к человеческому жилью. Однако контроль численности лисиц тоже должен иметь научно обоснованный предел. Если лисиц станет мало, то возрастет угроза быстрой вспышки численности грызунов.

И еще. Крайне много - в десятки раз больше, чем волков, в селах и на животноводческих стоянках беспривязных собак. Собаки, выступая конкурентами диких хищников, наносят огромный урон диким животным, в том числе редким видам зверей и птиц от манулов, ежей, тарбаганов, до зайцев, молодняка барсуков, косуль, дзеренов и прочей живности, включая пернатых обитателей степи. Если хотим, чтобы волки реже нападали на скот, нужно привязать собак; пастушьих - хорошо кормить, а бродячих за пределами населенных пунктов - уничтожать.

Еще один неоспоримый факт: чем больше диких копытных, зайцев, птиц и другой живности, тем меньше волки наносят урон сельскохозяйственным животным. В этой связи, крайне важно повысить численность диких копытных, в том числе создать по одному - два надежно охраняемых заказника в каждом районе. Пока же у нас во многих районах диких копытных почти столько же, сколько и волков. Если сказать точнее - не волков очень много, а копытных и других диких животных крайне мало. При остром недостатке корма волки могут нападать на людей. Это происходило в годы войны, когда охотники эффективно заготавливали мясо для фронта, но волков не преследовали. Это вдруг стало актуальным и сейчас, но по другой причине - сильно распространилось автомобильное браконьерство, стало много нарезного оружия. Охотинспекция малочисленна и не имеет ни достаточно современного транспорта, ни, тем более, горючего, запчастей, чтобы противостоять этому. Почему тревогу, вплоть до объявления ЧС, подняли в Агинском бурятском округе? Просто паника? Не только. Волкам нечего есть, их не стало больше, чем было в 1990-е годы, и лишь немного больше, чем в 1980-е. Просто обедненные пожарами и варварской рубкой леса территории стали легко проезжими; изюбрей истребили, косуль почти выбили, развелась лисица, которая подорвала численность зайца, частные стоянки заняли почти все пади. Волку не осталось ни места для жизни, ни дикого корма. Вокруг люди и их скот.

Так давайте мы или объявим волку тотальную войну на уничтожение, как некоторые страны в XVIII-XIX веках, за что позже поплатились многими экологическими проблемами, или придумаем решения с учетом современных знаний и моральных устоев?

В.Е. Кирилюк, к.б.н., заслуженный эколог РФ
Пресс-служба Даурского заповедника

Последние новости

Популярные новости