Вся экология | Реклама | Что такое экология? | О нас | Подписка | RSS

Вся экология | Экологические новости



Опубликовано 01/02/2018, в 19 ч. 34 мин., 704 просмотров

Экология кончилась, начались волонтёры

Дон обмелел так, что прямо посреди реки возникли острова (октябрь 2016)

Общероссийский Год экологии признали провальным и Госдума, и Генпрокуратура, а Ростовская область отчиталась о сплошных успехах. Как же так вышло?

«Повсеместно устанавливаются преступные факты несоблюдения режима особо охраняемых природных территорий, вырубки лесов, загрязнения земель отходами, браконьерства, коммерческого использования и экспорта животных редких видов или занесённых в Красную книгу». Это не очередной доклад «Гринписа», это выступление генпрокурора России Юрия Чайки на коллегии, посвящённой ситуации с охраной природы и предварительным итогам Года экологии.

Начальник Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства Анатолий Паламарчук на том же заседании говорит о систематическом захвате земель и незаконном строительстве в нацпарках и заповедниках, о бездействии территориальных органов Росприроднадзора – в частности, в Южном федеральном округе. Ольга Тимофеева, до недавнего времени – председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды, в интервью журналу «ЭкоГрад» констатирует провал большинства поручений Владимира Путина в Год экологии.

Сто проектов

А на сайте правительства Ростовской области появляется ролик «Год экологии на Дону», из которого следует, что в наших краях никакого провала не случилось, а напротив, есть масса достижений. Например, реализуются целых сто «тематических экологических проектов».

Смущают, правда, некоторые моменты. Вот, скажем, такой: об успехах естественно рапортовать в прошедшем времени: «мы сделали», «мы построили»… А тут нам сообщают, например, что Ростовская область «становится территорией экологических привычек в повседневной жизни». (Вы заметили? Я – нет.) И по этому поводу «каждый житель донского края должен изменить своё мировоззрение» – ну вот когда изменит, тогда и похвастаемся, а сейчас-то в чём достижение?

Сто проектов – это, конечно, звучит. Но получается, что смысл девятнадцати проектов «по экологическому просвещению», восемнадцати – по развитию особо охраняемых природных территорий (ООПТ), а ещё по сохранению лесов, водных ресурсов и т. д., общим числом 63 – в том, чтобы в сумме вышла вот такая красивая круглая цифра. Ни о чём, в общем, не говорящая – особенно если вспомнить, например, что в течение Года экологии в Ростовской области ликвидировали и перевели в другие категории – с менее строгим режимом охраны – семьдесят памятников природы. (Лишь восемь из них получили прежний статус обратно через суд, впрочем, дело ещё не закрыто.) Интересно, каким из восемнадцати проектов было предусмотрено такое развитие ООПТ? 

В течение всего 2017 года мы публиковали материалы, посвящённые состоянию природы Ростовской области – также как делали это в 2016-м, 2015-м и во все остальные «неэкологические» годы. И поводов для оптимизма было довольно мало. Строительство Багаевского гидроузла, угрожающее катастрофическими последствиями для Дона, наглое браконьерство под прикрытием солидных учреждений в Цимлянском заказнике, наконец, коллапс, наступивший, по общему мнению ростовских учёных Южного научного центра РАН, в водном хозяйстве Азово-Донского бассейна – вот лишь некоторые из тем, о которых мы писали.

В общем, что-то тут не сходится. И мы попросили прокомментировать ситуацию специалистов: эколога, помощника секретаря Общественной палаты РФ Александра Водяника и доктора сельскохозяйственных наук профессора Виктора Миноранского.

В соответствии с конъюнктурой

– Ничего нового я в этом ролике не увидел. Каждый год в отчётах пишут примерно одно и то же, – говорит Александр Водяник. – Шаблонные стандартные акции, которые проводятся каждый год, – только меняются лозунги в соответствии с конъюнктурой. Был Год экологии – значит, нужно, чтобы везде было про экологию. 

«В целях снижения негативного воздействия на атмосферный воздух в Ростовской области хозяйствующими субъектами внедряются воздухоохранные технологии»... Диктор рассказывает о том, как на промышленных предприятиях заботятся об окружающей среде: об установке пылегазоочистных системах на Таганрогском металлургическом заводе, о рециклинге системы водоснабжения на заводе «Гардиан Стекло Ростов»…

– Всё так и есть, – соглашается Александр Водяник. – Только при чём здесь минприроды Ростовской области? Тот же стекольный завод – европейское предприятие; природоохранные мероприятия, которые здесь показаны, это часть технологического цикла, без которого ничего не будет работать. Кроме того, это обязательный для Евросоюза стандарт; если они не будут его выполнять, их просто закроют. К тому же оборотная система водоснабжения выгодна для предприятия.

Тем временем диктор рассказывает о покупке новых трамваев, троллейбусов и автобусов, работающих на газе («Вообще-то, рядовое мероприя­тие, – замечает Водяник, – к тому же приуроченное к чемпионату мира по футболу»), и призывает: «Выбирайте экологически чистый транспорт!» Как будто на мою остановку регулярно подкатывают трамвай, троллейбус и автобус с двигателем Евро-5, а я сдуру почему-то втискиваюсь в грязную маршрутку.

С маленькой бутылочкой воды

– Должна быть иерархия целей, то есть нужно понимать, что требуется сделать в первую очередь, – продолжает Александр Рифатович. 

– А если бы вас назначили ответственным за экологию Ростовской области, с чего бы вы начали?

– С питьевой воды. Это уже катастрофическая проблема для всего Донецкого узла, и с каждым годом она усугубляется, но никто её не решает: власти это не нужно, а монополистам-водоканалам это выгодно. Когда я узнал, например, цены на воду в Звереве, у меня волосы дыбом встали. И скоро это станет серьёзной проблемой и для Ростова: водозабор в Александровке уже на грани – если не за гранью. В последний год по всему городу люди жалуются на качество воды. А если построят Багаевский гидроузел, будет просто экологическая катастрофа. В частности, крайне токсичные сине-зелёные водоросли, которыми сейчас вовсю цветёт Цимла, попадут в Дон на уровне Александровского водозабора.

Авторы ролика по этому поводу ограничиваются глубокомысленным замечанием о том, что вода – основа жизни на земле и относиться к ней нужно бережно. Да кто бы спорил.

Следующим пунктом Александр Водяник называет изменение климата, которое уже требует серьёзной перестройки сельского хозяйства. Справедливости ради, в ролике упомянуты шесть проектов «по адаптации региона в условиях изменяющегося климата», но в чём они состоят, так и осталось неизвестным. По словам Александра Рифатовича, в этом направлении не делается практически ничего, хотя засухи, подобные той, что накрыла в 2010 году не только Ростовскую область, но и всю Россию, по прогнозам Росгидромета, могут стать обычным явлением: 

– Необходимо изменение спектра выращивае­мой продукции – есть сорта зерновых, которые могут выдержать и пятидесятиградусную жару, но кто этим занимается? Никто.

А тем временем на Ростовскую область наступают пески.

– Из-за вырубки лесополос на юго-востоке области, со стороны Калмыкии, на нас движется пустыня. Когда я был в Волгодонске, мне назвали скорость движения барханов – 10 км в год. Я бы предложил министру природных ресурсов отправиться туда, причём с ма-а-аленькой бутылочкой воды – чтобы проникся.

Лучше бы не трогали

«Ведётся экологическая реабилитация реки Темерник... Расчищено 7,6 км русла. Проведён целый комплекс работ, позволивших увеличить аэрацию, повысить водность и улучшить качество воды...»

– На очистку Темерника потратили двести с чем-то миллионов. Лучше бы они его вообще не трогали, – сокрушается Виктор Миноранский. – Осенью мы ездили туда вместе с помощником природоохранного прокурора Виталия Семенченко – посмотреть, на что ушли эти деньги.

Двух-трёхметровый слой токсичных донных отложений стали вычерпывать земснарядом и выбрасывать на берег, подняв со дна всю муть, рассказывает Виктор Аркадьевич. Вода с растворёнными токсинами стекла обратно. А куда вывозят тонны заражённого ила? На мой прямой вопрос ответа я так и не получил.

– В районе ботанического сада произошёл обвал: грунт сполз в реку, перегородив её. Дорогу для воды прокопали, но русло забито бутылками и прочим мусором – а считается, что этот участок очищен, – продолжает Виктор Миноранский.

По его словам, берега чуть ли не всех водоёмов, от Ейска до Волгодонска, плотно застроены – а вспоминать о водоохранных зонах уже просто смешно. Хотя соответствующего закона никто не отменял.

– Я говорил Семенченко: понятно, что снести всё это невозможно, но вы хотя бы не разрешайте строить новые дачи и другие сооружения. Да что толку?

Пруды для разведения песка

Главная беда – отсутствие грамотных экологов в министерстве природы и связанных с охраной природы структурах, считает Виктор Аркадьевич. Он вспоминает, как в шестидесятые-семидесятые годы успешно выстраивали систему подготовки кадров и жёсткого экологического надзора и как в девяностых-двухтысячных не менее успешно эту систему разрушили.

Тогда же появилась и сеть особо охраняемых природных территорий разного уровня.

– А потом, после принятия новых законов о земельных отношениях, вдруг выяснилось, что ООПТ Ростовской области потеряли свой статус. Первыми полетели охотничьи заказники – стали переходить в частные руки. Пока решали вопросы с межеванием, непонятно куда ушла огромная часть территорий: раньше ООПТ составляли 7,9% территории Ростовской области, а теперь – 2,3%.

«Дельта Дона – дивный уголок природного парка “Донской”», – сообщает диктор. 

– Там на территории уже много лет абсолютно незаконно добывают песок, – говорит Виктор Миноранский. – Берут землю якобы для разведения рыбы, роют якобы пруды, а на самом деле – песчаные карьеры.

По сообщениям природоохранной прокуратуры, ещё несколько лет назад в «Донском» «проведены работы по строительству пруда для садкового рыборазведения: срезка камыша на площади 17,4 га, устройство грунтовых дорог для проезда строи­тельной техники, устройство пионерского котлована, (...) разработка грунта дизельным земснарядом с укладкой в обвалованные территории объёмом 29 097 куб. м». Гендиректору ЗАО «Донтрансгидромеханизация» Валентину Леванову, устроившему все эти безобразия, «внесено представление», но нарушения не устранены. 

А диктор успокаивает: «Расширяется сеть особо охраняемых природоохранных территорий». И только в рамках одного фестиваля «Праздник эколят» проведено более 1 700 мероприятий.

***
Год экологии закончился. 2018-й объявлен Годом волонтёра, а значит, на первый план выйдет всё, что делают волонтёры – неважно, охраняют ли они природу или делают ещё что-нибудь полезное. Напротив охраны природы поставлена галочка. Сберегли – поехали дальше.







Источник




Комментарии

Наш опрос

Популярные новости:

Архив новостей:

Экопортал не гарантирует достоверность материалов. Позиция Экопортала не всегда может совпадать с позицией, изложеной в материале. Экопортал не несет ответственности за какие-либо ошибки, также за какие-либо действия, предпринятые на основании этих материалов.

© ECOportal 2002-2018 гг.

Вся экология: Новости, Архив новостей, Пресс-релизы, Экспорт новостей, Каталог организациий, Экологические ссылки, Добавить ссылку, Календарь событий, Добавить событие в календарь, Статьи, Книги, Рефераты, Законы и документы, Составы отходов, Экологический словарь, Доска объявлений, Голосования, Реклама на сайте, Рассылка, RSS, Обучение

Авторские права на материалы принадлежат Всероссийскому Экологическому порталу, за исключением тех, где явно указан автор. При полном или частичном цитировании всех материалов ссылка на Всероссийский Экологический портал обязательна. Все предложения по работе сайта отправляйте на электронный ящик администратора.

RSS лента
Rambler's Top100
Rambler's Top100