Вся экология | Реклама | Что такое экология? | О нас | Подписка | RSS

Вся экология | Экологические новости



Опубликовано 01/03/2019, в 11 ч. 24 мин., 574 просмотров

Новый адсорбент селективно извлекает уран из морской воды

Одна из руд урана — минерал отенит. Он относится к группе урановых слюдок и, как и обычная слюда имеет слоистое строение. Название минерал получил от французского города Отён, рядом с которым был впервые найден. Среднее содержание оксида урана в отените — около 50%. Фото с сайта commons.wikimedia.org

В океанической воде растворено огромное количество солей урана — около четырех миллиардов тонн в пересчете на уран. Это примерно в тысячу раз больше разведанных запасов урана в месторождениях на суше и вполне достаточно, чтобы удовлетворить потребности атомной энергетики на века. Проблема в том, что уран в океане более или менее равномерно распределен по всему объему воды, а его концентрация составляет всего около трех миллиардных долей. Это означает, что для эффективной добычи нужно «процеживать» огромные массы воды и извлекать из нее уран с как можно меньшим количеством примесей. Химики из США, похоже, смогли разработать подходящий для этого адсорбент, подсмотрев решение у некоторых живых организмов, которые используют специальные молекулы для избавления от избытков железа.

Из вод Мирового океана уже добывают некоторые химические элементы и их соединения. Самый очевидный пример — хлорид натрия, для которого моря и океаны служат практически неисчерпаемым источником (в отличие от соляных шахт и соленых озер). Другие металлы — магний, калий и кальций — тоже добывают из морской воды в промышленных масштабах, причем такая добыча безвреднее разработки наземных месторождений для окружающей среды (U. Bardi, 2010. Extracting minerals from seawater: an energy analysis). И хотя этих металлов в воде меньше, чем натрия, добывать их относительно несложно: морскую воду упаривают или медленно охлаждают, и их соли, отличающиеся меньшей растворимостью, осаждаются в первую очередь.

В морской воде содержатся и более ценные химические элементы — медь, никель, ванадий и уран. Но их концентрации гораздо меньше, поэтому надежных и экономически выгодных способов добычи этих металлов пока нет (P. Loganathan et al., 2017. Mining valuable minerals from seawater: a critical review). Впрочем, это не останавливает ученых, которые продолжают искать способы извлекать их из воды. Интерес к урану, естественно, объясняется ролью, которую один из его нуклидовиграет в мировой энергетике, — тем более, что по среднесрочному прогнозу МАГАТЭ в будущем потребность в атомной энергетике не будет снижаться.

Над этой задачей получения урана из морской воды ученые трудятся уже около полувека. Как с натрием действовать не получается: малые концентрации не позволяют проводить эффективное осаждение. Наиболее перспективным методом кажется использование адсорбирующего материала, который мог бы сначала захватить требуемые ионы из воды, а потом легко «отпустить» их. Попытки извлекать уран из морской воды с помощью адсорбентов уже неоднократно предпринимались. Исследователи пробовали использовать слоистые неорганические материалы (M.-L. Feng et al., 2016. Efficient removal and recovery of uranium by a layered organic–inorganic hybrid thiostannate), модифицированные белки (L. Zhou et al., 2014. A protein engineered to bind uranyl selectively and with femtomolar affinity) и ионообменные смолы, содержащие хелатообразующиефрагменты (A. Sather et al., 2010. Selective recognition and extraction of the uranyl ion). Хелатирующие лиганды (от лат. chela — «клешня») часто применяются в извлечении, обогащении и разделении переходных металлов: связываясь с ионом металла несколькими центрами, как клешнями, они образуют устойчивые комплексы.

Наиболее эффективные адсорбенты урана, известные к настоящему времени, содержат в своем составе амидоксимные или имид-диоксиимные (H3IDO) функциональные группы. Эти молекулярные фрагменты часто применяются как рецепторы для связывания уранил-катиона (UO22+) — именно в этой форме уран чаще всего содержится в морской воде. Стратегия разработки адсорбентов следующая — связывающую уранил-катион группу H3IDO прививают к полиакрилнитрильному полимеру, получая нерастворимый в воде адсорбент, через который можно пропускать морскую воду. Адсорбционная емкость таких модифицированных для извлечения урана полимеров может превышать 4 грамма урана на один грамм адсорбента (Q. Sun et al., 2018. Bio-inspired nano-traps for uranium extraction from seawater and recovery from nuclear waste).

Лиганды для селективного распознавания металлосодержащих ионов. a — глутароимид-диоксим (H3IDO) — главная функциональная группа адсорбентов урана из морской воды. b — Схематичное представление белка для поглощения гидроксаматного комплекса железа, отдельно вынесена первичная структура отвечающего за связывание железа активного центра белка — феррихрома, представляющего собой сидерофор природного происхождения. c — бис-(гидроксиламино)-1,3,5-триазин (H2BHT) — искусственный сидерофор, разработанный для связывания урана в обсуждаемой работе. Рисунок из обсуждаемой статьи в Nature Communications

Однако ахиллесовой пятой даже самых лучших адсорбентов урана из морской воды является их низкая избирательность. Все известные в настоящее время материалы, поглощающие уран, не могут использоваться для промышленного извлечения урана из воды, так как они не менее (а иногда — и более) прочно связываются с ионами ванадия (VO3+), содержание которых в воде превышает содержание урана. Из-за этого даже самый эффективный материал, поглощающий уран, связывает еще больше производных пятивалентного ванадия, который очень прочно связывается с адсорбентом (A. S. Ivanov et al., 2017. Origin of the unusually strong and selective binding of vanadium by polyamidoximes in seawater). В результате регенерация адсорбента для его повторного применения требует дорогих реагентов и жестких условий, а кроме того, после выделения урана появляется необходимость отделять соединения урана от соединений ванадия, что также требует дополнительных затрат (сам ванадий, полученный таким способом, никому особо не нужен: после отделения неизбежно будет содержать примеси урана и «фонить»). Таким образом, для практически осуществимого извлечения урана из воды нужны материалы, которые поглощали бы из морской воды исключительно уран (или хотя бы обладали гораздо меньшей адсорбционной способностью к VO3+ и другим ионам, близким по структуре и электронным свойствам к уранил-иону).

Исследователи из Национальной лаборатории Ок-Ридж и Национальной лаборатории им. Лоуренса в Беркли, работающие под руководством Александра Иванова (Aleksandr Ivanov) и Джона Арнольда (John Arnold), решили обратить внимание на сидерофоры. Это класс хелатообразующих соединений с азотными и кислородными донорными группами, которые используются некоторыми видами бактерий и грибков как резервуары для секвестирования избытков железа. Они рассматриваются как потенциальные лиганды для связывания f-элементов, к которым относится уран (L. Mullen et al., 2007. Complexation of uranium (VI) with the siderophore desferrioxamine B). У сидерофоров, полученных искусственным путем, чрезвычайно высокое сродство к железу, однако пока известно очень мало примеров комплексов f-элементов с сидерофорами.

На основании предварительных оценок прочности различных комплексов сидерофоров с металлами ранее уже предполагалось, что ионы железа в степени окисления +3 (Fe3+) и уранил-катион (UO22+) должны практически одинаково реагировать с кислород- и азотсодержащими сидерофорами. Опираясь на эту гипотезу, авторы обсуждаемой статьи синтезировали искусственный сидерофор — бис[гидрокси(метил)амино]-4-морфолино-1,3,5-триазин (H2BHT). Затем они модифицировали сополимер этилена и акриловой кислоты, связав с ним этот лиганд.

Адсорбционная емкость нового материала в отношении урана была ниже, чем у известных адсорбентов — всего 0,1 грамм урана на грамм адсорбента. Главное, что наличие содержащих ванадий ионов в растворе, из которого шло поглощение урана, не влияло на связывание материалом урана: оказалось, что у «полимеризованного» сидерофора H2BHT гораздо большее сродствм к производным урана (VI), чем к производным ванадия (V), если сравнивать его с другими известными тридентатными лигандами O,N,O-типа (в том числе и с уже упоминавшимся лигандом H3IDO).

Взаимодействие хелатирующего лиганда H2BHT с уранил-катионом. Уран — золотистый шарик в центре, атомы кислорода показаны красным, азота — синим, углерода — светло-коричневым, водорода — белым. Рисунок с сайта cen.acs.org

В результате новый адсорбент связывает только уранил-ионы, а адсорбированный уран можно легко «отмыть» от адсорбента, просто обработав его слабощелочным водным раствором (например, раствором карбоната натрия). Щелочная среда способствует тому, что донорные атомы лиганда H2BHT приобретают частично отрицательный заряд, их связь с оксокатионом уранила ослабляется, и в результате связь адсорбент-катион разрушается. Эта процедура не только позволяет собрать уран, связанный адсорбентом, но и регенерирует сам адсорбент, который затем может использоваться повторно. Еще одной важной деталью исследования можно назвать и то, что адсорбирующая способность практически не теряется при переходе от низкомолекулярного соединения H2BHT к полимеру, содержащего фрагменты этого лиганда в боковых цепях. Увы, но у многих низкомолекулярных лигандов, хорошо связывающих определенные ионы металлов и неметаллов, в составе высокомолекулярного соединения значительно понижалось, а иногда и терялось сродство к «своим» металлам.

В дальнейшем исследователи планируют развивать свой успех в двух направлениях. Во-первых, очевидно, что перспективно получение специфического адсорбента урана с более высокой емкостью, — при такой легкости отделения урана от полученного адсорбента это не должно быть сложной задачей. Во-вторых, аналогичные методы могут помочь разработать лиганды, которые смогут использоваться для извлечения других важных металлов из морской воды, — не стоит забывать, что золота в мировом океане растворено не меньше, чем урана.

Источник: Alexander S. Ivanov, Bernard F. Parker, Zhicheng Zhang, Briana Aguila, Qi Sun, Shengqian Ma, Santa Jansone-Popova, John Arnold, Richard T. Mayes, Sheng Dai, Vyacheslav S. Bryantsev, Linfeng Rao, Ilja Popovs. Siderophore-inspired chelator hijacks uranium from aqueous medium // Nature Communications. 2019. V. 10. Article number: 819. DOI: 10.1038/s41467-019-08758-1.







Источник




Комментарии

Популярные новости:

Архив новостей:

Экопортал не гарантирует достоверность материалов. Позиция Экопортала не всегда может совпадать с позицией, изложеной в материале. Экопортал не несет ответственности за какие-либо ошибки, также за какие-либо действия, предпринятые на основании этих материалов.

© ECOportal 2002-2019 гг.

Вся экология: Новости, Архив новостей, Пресс-релизы, Экспорт новостей, Каталог организациий, Экологические ссылки, Добавить ссылку, Календарь событий, Добавить событие в календарь, Статьи, Книги, Рефераты, Законы и документы, Составы отходов, Экологический словарь, Доска объявлений, Голосования, Реклама на сайте, Рассылка, RSS, Обучение

Авторские права на материалы принадлежат Всероссийскому Экологическому порталу, за исключением тех, где явно указан автор. При полном или частичном цитировании всех материалов ссылка на Всероссийский Экологический портал обязательна. Все предложения по работе сайта отправляйте на электронный ящик администратора.

RSS лента
Rambler's Top100
Rambler's Top100